О чём дети плачут и не рассказывают родителям?

Сегодня мой день прошёл в тягостном раздумии. Я пыталась успокоить себя, но мысли продолжали одолевать меня. А всё из-за вчерашнего события, которое просто раскрыло мне глаза. 

 Вчерашний день выдался тёплым и я, со своей младшей Танюшей, погуляла по парку, а после возилась с ней уже дома. Потом вернулась старшая Вера. Она сделала уроки и к ней пришли подружки. Они щебетали на кухне, а я была  в комнате. Но что-то у них там не заладилось и они начали ссориться. Я зашла на кухню и прикрикнула на Веру. Та выпроводила подружек и, в общем, всё было как обычно. Пришёл муж, мы поужинали спокойно и занялись своими делами.

 Но всё-таки что-то с Верой было не так. Она была какой-то грустной и всё смотрела на меня своими печальными глазками. Да так призывно, как будто хотела что-то рассказать. Я не выдержала: "Вера, ты хочешь что-то мне сказать?" "Да, мама, хочу..." - ответила она.

Мы закрылись в Вериной комнате и сели напротив друг друга. Мы молчали и тут я замечаю, как увлажняются её глаза. "Ну что же ты, говори.." - беру я её за руку. И тогда Вера начинает говорить...

"Мам, я тебя очень люблю, но сегодня на кухне ты была не права. Я же могу так сказать тебе об этом?" - "Разумеется, можешь!"

"Ну смотри. Вот поссорились мы с девчонками на кухне, а ты на меня прикрикнула, сказала, чтобы мы утихомирились, но даже не поинтересовалась, что произошло. Я же просто просила их прекратить шуметь, когда они начали кривляться, баловаться. Я расстроилась и очень хотела твоей поддержки. Вместо этого, ты накричала на меня."

Я закусила губу и задумалась, а Вера начала говорить. Говорить то, о чём я лишь могла догадываться, но не думала об этом. Хотя и считала наши отношения вполне доверительными. Вера же продолжала говорить, выплёскивая наружу всё то, что копилось у неё долгое время. О той обиде, что я, как мать, нанесла ей.

Она говорила про то, как когда-то вырезала маленького утёнка из картона и хотела мне подарить, а я только накричала на неё за разбросанные кусочки бумаги. А утёнок пролежал у неё под подушкой, с ощущением ненужности маме.

Вера вспомнила и то, что когда родилась Танечка, хотела тоже стать маленькой. Потому, что я проводила с ней больше всего времени. Что она  хотела, чтобы и её брали на руки и гладили по голове. От этого она даже "сюсюкать" как малыши пыталась. Но я лишь ворчала, чтобы она прекратила.

Рассказывала, как её обидели в школе и она хотела об этом поговорить со мной, поплакаться. Но я была чем-то занята и лишь отмахнулась: "Давай потом." А ещё как-то сделала поделку и бежала домой показать её мне, - я лишь отругала за плохую оценку. Поделка так и осталась лежать в рюкзаке.

Она говорила, что я хорошая, но слишком вспыльчивая. Что она так и мечтает о том, чтобы мы всей семьёй собрались и наделали пирожков. Даже если вся кухня будет в муке, пусть, зато весело.

Ещё она отозвалась о том, как ей больно, когда мы с отцом ругаемся иногда. В общем много о чём она говорила... А я... я сидела и слушала. У меня словно пелена опускалась с глаз. И слёзы сами собой капали из моих глаз.

"Мамулик, ты не обижаешься, что я тебе всё это высказала? Я давно думала с тобой об этом поговорить, но так боялась расстроить тебя. А вот сейчас решилась и мне как-то легче стало."

Я же в ответ только обняла её, крепко прижав к себе.

Нет, моя дочурка, я нисколько не обиделась на тебя. Просто мне стало больно. Больно за то, что я так быстро забыла о своём детстве. О том, какой я была сама.

Как сама рыдала в подушку, потому что моим родителям из-за постоянной работы не хватало времени выслушать меня. Я могла тогда жаловаться лишь своему плюшевому пёсику Тоше.

Вспомнила когда смастерила на Новый Год картонный домик и побежала в комнату показать родителям, а мама, выясняя отношения с отцом, лишь махнула рукой:" После! Иди лучше приберись." Долго я потом рыдала, сжимая в руках свой домик.

Как плакала когда-то из-за школьной ссоры, а мне говорили: "Хватит, ерунда это всё!" Но ведь для меня это была не ерунда. Но самое главное, я вспомнила то, что когда-то пообещала, что я со своими детьми буду вести себя иначе. Совсем по-другому.

Как же мы, родители, так быстро обо всём забываем. Забываем о том, что тоже были маленькими детьми. Какие стали важные и строгие. Что делаем больно своим детям, равно так же как делали это наши родители. Как перестали их слышать и понимать, что для них важно то, что может быть несущественным для нас. Почему мы перестаём их слышать?

Вот и моя дочь, моя Вера напомнила мне о том, что она уже выросла и видит меня совсем другими глазами, не теми глазами несмышлёного ребенка, которым она была. Ну что же, я услышала тебя, моя родная. Теперь мне предстоит учиться быть мамой взрослых детей.

Мы ещё долго вот так, обнявшись, просидели, делясь своими женскими переживаниями. Это был сложный день для меня. Но в тоже время и самый ценный. Потому, что я словно прозрела и стала на порядок мудрее.

И я постараюсь и впредь вас СЛЫШАТЬ мои драгоценные создания!

 

***

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Back to top